История вступилась за приднестровье

Приднестровье
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Государственность Приднестровья была предрешена, а общее государство с Молдовой практически нереализуемо, учитывая агрессивное поведение Кишинева, раскол молдавского общества и кризис легитимности

молдавской политической элиты

istoriya vstupilas 010917

Приднестровье отмечает 27-ю годовщину создания республики, которая стала ответом на этническую дискриминацию, запущенную Кишиневом еще в 1980-х, и единственно возможным средством защиты прав граждан независимо от их национальности. Провозглашению республики 2 сентября 1990 года предшествовала серия общественных выступлений и референдумов, а единодушие граждан и массовая поддержка идеи независимости сделало её уникальным примером современного государства, от начала до конца создававшегося путем прямого волеизъявления народа в полном соответствии с фундаментальными демократическими принципами.

Тем не менее, Молдова до сих пор вопреки здравому смыслу отказывается принимать реальность, называя приднестровцев «сепаратистами». РМ считает Приднестровье своей территорией и даже зафиксировала в своем законодательстве его некий «особый статус», похожий на гагаузский и не предполагающий для приднестровцев никакой возможности влиять на принятие решений и защищать свои интересы.

Между тем, историческая география, международное право и собственно действия Молдовы, характерные для страны-агрессора, свидетельствуют, что претензии Кишинева на Приднестровье лишены как правовых, так и исторических оснований.

Охота на Приднестровье

Спустя четверть века конфликт между Кишиневом и Тирасполем не то чтобы далек от своего разрешения, но, наоборот, все больше движется к эскалации. Приднестровье защищает свою государственность, несмотря на упорный отказ мирового сообщества её признавать. Как показывают события последних двух десятилетий, суверенитет — это единственная гарантия защиты прав и свобод населения республики. Тем временем, Молдова усиливает давление на Приднестровье, используя тактику измора, цель которой заставить приднестровцев выбросить белый флаг и капитулировать. При этом Кишиневу нужна территория Приднестровья — желательно без её жителей, которые способны к политическому сопротивлению.

Не случайно в плане «гражданского общества» Молдовы по принуждению Приднестровья к интеграции в РМ говорится, что жители Приднестровья «должны пройти через процесс „деприднестровизации“ (как Германия прошла через денацификацию)», а для этого необходимо принять закон о люстрации. Там же подчеркивается, что «вхождение Приднестровья в состав Молдовы в его нынешнем виде — прямая угроза приднестровизации всей Молдовы». Кстати, многое из того, о чем написано в этом докладе, сегодня уже реализуется правительством РМ. Например, нападки на российских миротворцев, которые 25 лет назад остановили войну, а сегодня являются для Кишинева с одной стороны сдерживающим фактором, с другой — фактором устрашения Запада «русскими танками».

С другой стороны, есть президент Молдовы Игорь Додон, который ничего в стране не решает, но зато много говорит и постоянно делает противоречивые заявления. Некоторые из них, например, о поддержке молдо-украинских постов на приднестровской границе заставили многих российских политиков засомневаться в искренности президента РМ. Другие его заявления вообще мало связаны с реальностью и попахивают циничным политическим пиаром. «У Молдовы нет будущего без Приднестровья, так же как у Приднестровья нет будущего без Молдовы», — то и дело повторяет Додон, заявляя о намерении возвратить ПМР в состав РМ.

Правду не скроешь

Однако здесь следует понимать, что территория Приднестровья никогда не входила в состав молдавского государства, а создание МССР Кишинев в свое время признал незаконным, фактически отказавшись от современного Приднестровья. Возможно, поэтому нынешние власти РМ воспринимают ПМР как объект для экспансии и завоевания, а разговоры о «реинтеграции» лишь фигура речи, употребляемая в зависимости от ситуации.

Давайте с этим разберемся. Среди историков-молдовенистов (тех, кто выступают против объединения с Румынией и за сохранение молдавской государственности) нет единой точки зрения на то, когда возникло современное молдавское государство. Одни полагают, что это 27 августа 1991 года (выход из СССР), другие называют дату 2 августа 1940 года (создание МССР), третьи полагают, что это 1924 год (создание Молдавской автономной ССР в составе Украины), четвертые считают, что это 1917-й (когда после двух революций в России была провозглашена Молдавская Демократическая Республика).

Однако, ни средневековое Молдавское княжество, ни первая Молдавская Республика, возникшая на территории Бессарабской губернии Российской империи, не включали в себя территорию Приднестровья.

на фото: Молдавская Демократическая Республика 1917 — 1918 гг.

karta 1 mdr

Общее государство — и то, лишь в составе единой Союза ССР — было создано искусственно лишь 2 августа 1940 года путем объединения Бессарабии, только что освобождённой от Румынии, и Молдавской автономной ССР, созданной Москвой из чисто идеологических соображений еще в 1924 году на территории Приднестровья.

на фото: МАССР 1924 — 1940

karta massr

При этом южную Бессарабию и северную Буковину союзное руководство отдало Украине в качестве некой компенсации, ведь МАССР на тот момент входила в её состав как автономное образование. Так была образована Молдавская ССР, просуществовавшая только 50 лет.

на фото: МССР 1940 — 1990

20615792 496814737338601 5140530853774306604 o

Кишинев разрушил МАССР и отказался от Приднестровья

Молдавские историки, однако, говорят, что момент создания МССР спорен. Например, политик и юрист из Кишинева, доктор исторических наук Виктор Степанюк отмечает, что это государство создали не в Кишиневе, а в Москве, притом без референдума.

Наверное, поэтому в июне 1990 молдавский парламент объявил создание МССР незаконным актом и тем самым на правовом уровне фактически отказался от общего государства с Приднестровьем.

«Незаконное провозглашение 2 августа 1940 года Молдавской ССР было актом расчленения Бессарабии и Буковины», — говорится в заключении комиссии Верховного Совета МССР, принятого в июне 1990 года вместе с декларацией о суверенитете союзной республики.

Во время видео-конференции информагентства «Спутник-Молдова» молдавский экс-депутат и историк Василий Стати отметил, что «это самый важный официальный документ, который отрицает вхождение шести районов и города Тирасполь в состав молдавской республики».

«Если молдавский парламент считает МССР незаконным, тогда левобережье Молдавии становится ничейной… Это постановление никто не отменял», — пояснил Стати, подтвердив при этом, что Приднестровье ранее не являлось частью Молдовы.


«Кстати, правда — Приднестровье не входило в состав молдавской республики, это факт. Надо отнестись к этому с пониманием. Учесть интересы, волю, традиции языковые, межличностные, национальные», — отметил Стати, выразив надежду, что таким образом "можно объединить Молдову, хотя, справедливости ради, такие надежды могли быть актуальны лишь два с лишним десятилетия назад".

Создать новое общее государство на сегодняшний день невозможно, учитывая опыт четверть векового противостояния. Вспомним, что заключение о незаконности создания МССР принималось на фоне антироссийских лозунгов Народного фронта Молодовы: «чемодан-вокзал-Россия», «русские за Днестр, евреев в Днестр!», «утопим русских в еврейской крови!» и так далее. При этом депутаты из левобережных районов тогдашней МССР регулярно подвергались нападениям со стороны националистов при полном бездействии правоохранителей.

Таким образом, Кишинев сам заложил принципы конфликта с Приднестровьем, на которых стоит до сих пор, а также создал юридические предпосылки территориальных претензий к Украине.

Депутат молдавского парламента первого созыва Илья Тромбицкий на той же видео-конференции рассказал, что в начале 90-х годов прошлого века Кишинев предлагал Киеву обмен территориями — Приднестровье на Южную Бессарабию. По его мнению, это красноречиво свидетельствует о том, что в Кишиневе стремились избавиться от Приднестровья, используя его как разменную монету.

При этом в декларации независимости РМ, принятой 27 июня 1991 года, подчеркивается, что издавна населенное молдаванами «Заднестровье» является составной частью исторической и этнической территорией народа Молдовы. Однако здесь молдавские парламентарии все же погрешили против истины.

Против фактов не попрешь

По мнению представителей Приднестровского географического общества территория нашей республики никогда не являлась частью молдавского государства, ведь границы последнего никогда не выходили восточнее Днестра.

Это отмечают исторические источники. Так практически на всех картах Средневековья границы Молдавского княжества упираются в правый берег Днестра. При этом молдавское государство не контролировало также Бендеры и историческую Бессарабию — южную часть современной Молдовы.


на фото: Карта Бартоломео Борги 1789 года, подаренная президентом России Владимиром Путиным президенту Молдовы Игорю Додону. Источник: istgeo. md

bartolomeo borgi podarok putina

Как правило, когда эта тема поднимается, президент РМ Игорь Додон любит парировать аргументом, который кажется ему абсолютным козырем. Мол, если Приднестровье не является частью Молдовы, то у него только один путь — в Украину. Тем самым он уверен, что у нас только два варианта и третьего не дано. Однако внимательное изучение исторических фактов говорит об обратном — у Приднестровья есть все исторические основания на собственную государственность.

К примеру, в составе Украины территория нашей республики оказалась только после распада Российской империи, в 1918 году, когда была провозглашена Одесская Советская Республика. Позже она объединилась с Донецко-Криворожской и Украинской народной республиками в Украинскую ССР. Однако в сегодняшней Украине предельно негативно относятся к советскому прошлому и процесс «десоветизации» активно продвигается на всех площадках. К тому же Киев не может претендовать на Приднестровье без отказа от Южной Бессарабии и Северной Боковины.

Между тем, формирование многонациональной культурной общности на территории ПМР происходило внутри большого цивилизационного организма — Российской империи начиная с конца XVIII века. Южная часть Приднестровья вошла в состав России еще в 1791 году после очередной войны с Турцией. Долгое время она являлась частью Новороссийского региона. Северные территории также стали частью Русского мира несколькими годами позднее — в 1795 году, в результате третьего раздела Речи Посполитой.

«Им нужна наша территория»

Таким образом, провозглашение 2 сентября 1990 года Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики является логичным результатом борьбы её жителей за самоопределение, ведь они не пришли сюда как чужие — невозможно отрицать почти два с половиной столетия преемственности поколений многонациональной приднестровской идентичности. Следует понимать, что встать на путь политической активности приднестровцев заставила прямая угроза оказаться людьми второго сорта в собственном доме.

При этом, по словам историка Николая Бабилунги, Приднестровье никогда не было сепаратистским краем.

«Когда рушился союз, Приднестровье поддерживало идею сохранения СССР. Мы хотели только соблюдения прав человека. Молдова на это не шла. Им нужно было подчинить, а еще лучше выгнать. Им нужна наша территория», — сказал в беседе с нашим информагентством Бабилунга.

«После провозглашения республики 2 сентября мы предлагали Кишиневу переформатировать государство в федерацию или конфедерацию по примеру Швейцарии. Чтобы любой человек, любой национальности чувствовал себя абсолютно нормально. Чем ответила Молдова? Выстрелами!», — вспоминает приднестровский историк.

Фактически отказавшись от общего государства, Кишинев затем повел себя как захватчик, попытавшись силой оружия навязать нам свою волю. Во время боевых действий в Бендерах в июне 1992 года газета «Известия» процитировала первого президента ПМР Игоря Смирнова:

«К курсу на создание суверенного государства нас привело объективное развитие событий. Первое что хотело Левобережья, — экономической самостоятельности. Получили отказ. Следующее предложение, имеющее в основе волеизъявление народа, — придание восточным районам статуса автономной республики. Получили отказ. Третье наше предложение — о федеративном устройстве Молдовы — тоже было отвергнуто. После варварского разрушения Бендер, после широкомасштабных боевых действий, которые могут вестись только против ненавистного врага, наши люди никогда не согласятся быть «под Молдовой», — сказал Смирнов.


Последний гвоздь в крышку гроба общего государства Кишинев забил в 2003 году, провалив меморандум Козака. На текущий момент вот уже десять лет власти Молдовы пытаются сварить Приднестровье в котле блокады. При этом в самой Молдове упомянутая власть, по меткому выражению Тромбицкого, делает все, чтобы разъединить народ.

«Равноправие ограничивается мажоритарным этносом. Язык используется как средство отстранить значительную часть населения от управления страной, от принятия решений, от доступа к бюджетным благам», — с сожалением говорит экс-депутат молдавского парламента.

«…Молдова, ту «вабще-та” ну май ешть…»

Так всё-таки, зачем Приднестровье Молдове? Игорь Додон, например, говорит, что без Приднестровья РМ не сможет сохраниться как государство. Возможно, так и есть: за четверть века наши соседи практически потеряли свою страну. Не случайно молдавский журналист Андрей Болокан произносит в своем знаменитом стихотворении: «Дакэ стай сэ те гындешть, Молдова, ту «вабще-та” ну май ешть…». Действительно, международные партнеры воспринимают РМ как захваченное государство, чрезвычайно коррумпированное, с расколотым по идеологическим и имущественным признакам обществом — однако до поры до времени закрывают глаза на явные недостатки проекта «Республика Молдова», по-видимому, стараясь достичь руками Кишинева определенных геополитических целей.

В этой связи местным элитам, похоже, очень нужна громкая победа над Приднестровьем, чтобы поправить собственную легитимность. К тому же, кому-то ведь надо раскошелиться, чтобы вернуть украденный два года назад миллиард. Молдавским олигархам и коррупционерам нужны новые активы, чтобы украсть еще один. А сколько денег или других нематериальных дивидендов они получат от «партнеров» за выдворение из Приднестровья российских миротворцев — вопрос вообще открытый. С другой стороны, молдавские власти уже много лет используют фактор Приднестровья как возможность получать деньги из ЕС, а присутствие здесь российских миротворцев как удобный повод торговать собой в геополитической игре.

Из складывающейся ситуации можно сделать самые разные выводы. Почвы для размышлений предостаточно. Очевидно лишь одно — всё, что сегодня происходит в Молдове, то, как Кишинев ведет себя по отношению к Тирасполю, лишь подтверждает, что путь, избранный 2 сентября 1990 года приднестровцами, остается логичным и безальтернативным.

Николай Сырбу.

Актуальное видео

01


Александр Мартынов дал интервью телеканалу «Россия 24»